Суд над экс-главой строительства «Восточного» — правда и вымысел о коррупции

Судебный процесс по делу бывшего заместителя директора «Спецстроя России» Александра Мордовца вскрыл нестыковки в обвинительной позиции и признаки давления военных следователей на участников процесса. Показания одних свидетелей обвинения явно противоречат объективным фактам, а данные других говорят в пользу подсудимого. О том, как судебное следствие обнажает нарушения в ходе следствия предварительного, ПАСМИ рассказали адвокаты Мордовца.

Бывший заместитель директора «Спецстроя России» Александр Мордовец обвиняется в злоупотреблении должностными полномочиями и получении взятки в ходе строительства первой очереди космодрома «Восточный». Уголовное дело было возбуждено Главным военным следственным управлением СКР. По версии обвинения, Мордовец дал указание представителям подведомственного предприятия «Спецстроя» — ФГУП «Дальспецстрой» — заключить договор подряда с компанией своего давнего знакомого Олега Щурова — ООО «Строймонолит-14» — без проведения конкурентных процедур, и за это Щуров передал Мордовцу взятку в сумме около 32 млн рублей.

Между тем, непосредственные участники «стройки века» уже не раз заявляли СМИ: подрядчики не были заинтересованы в работах на космодроме из-за низких расценок, договоры подряда были невыгодными, и строительные компании буквально упрашивали зайти на объект, поскольку рабочей силы и финансирования на ее оплату не хватало. Однако, за проектные ошибки при реализации первой очереди проекта не ответил никто из руководителей Минобороны, Минстроя и Роскосмоса. Все проблемы были списаны на экономические преступления в «Спецстрое России», который указом президента был определен единственным исполнителем подрядных работ по строительству космодрома.

В числе «стрелочников» оказался и экс-глава оперативного штаба по строительству «Восточного» Александр Мордовец, уверены его защитники Георгий Писарев и Борис Афанасьев. Адвокаты рассказали редакции о нестыковках в показаниях свидетелей, а также о провокации следствия в СИЗО.

Неправильные свидетели

Уголовное дело экс-замдиректора «Спецстроя России» Александра Мордовца сейчас рассматривается в Бабушкинском суде Москвы, процесс ведет судья Александр Глухов. На данный момент заслушиваются свидетели со стороны обвинения. Комментируя их показания, адвокаты Мордовца отмечают показательную, на их взгляд, тенденцию: выступления многих свидетелей обвинения оказываются, скорее, в пользу линии защиты.

«В суде проявляются все нестыковки в уголовном деле. Дело в том, что свидетели рассказывают об обстоятельствах дела в суде из первых уст, а не в редакции следователя, как это зафиксировано в протоколах допросов», — объяснил адвокат Борис Афанасьев.

Обвинение Александру Мордовцу состоит из двух эпизодов — злоупотребление полномочиями и получение взятки. По первому эпизоду были допрошены руководители «Спецстроя», подведомственного ему «Дальспецстроя» и его филиалов, а также лица, которые входили в состав закупочной комиссии. Никто из свидетелей не подтвердил, что Мордовец оказывал на них давление, утверждают защитники.

Так, бывший начальник филиала «Дальспецстроя» СУ-7011 Евгений Нефедов пояснил суду, что Александр Мордовец рекомендовал привлечь к строительству объектов на космодроме организацию «Строймонолит-14», но это не было обязательным требованием.

Другой свидетель — бывший замначальника «Дальспецстроя» Павел Буяновский — отметил, что его предприятие было самостоятельной коммерческой организацией и управлялось только генеральным директором. По его словам, центральный аппарат «Спецстроя России», куда входил Мордовец, попросту не имел полномочий вмешиваться в хозяйственную деятельность.

Буяновский также рассказал суду, что представители «Дальспецстроя» заключили контракт с компанией «Строймонолит-14» после проверки данных об этой организации и предложенных расценок. Это подтвердили и другие свидетели из «Дальспецстроя» и СУ-7011.

Бывший заместитель директора «Спецстроя России» Александр Загорулько пояснил суду, что порядок заключения договора без конкурентных процедур с единственным поставщиком был обычной практикой при строительстве космодрома. Это было продиктовано необходимостью не сорвать сроки строительства. Таким образом, свидетель подтвердил позицию защиты Мордовца о том, что доводы обвинения о якобы незаконной форме договора с фирмой «Строймонолит-14» не выдерживают никакой критики, так как неконкурентная процедура заключения договоров применялась не только в отношении данной компании.

Многие свидетели рассказывали и о нехватке рабочих на строительстве космодрома, которая существовала как на начальном этапе, так и в настоящее время. В таких условиях договоры подряда заключались со всеми желающими работать организациями.

Забывчивый инкасатор

«Злоупотребление полномочиями — это хлипкое обвинение, следователи понимали, что с этим посадить человека невозможно, но посадить Мордовца в изолятор, по-видимому, очень хотелось, поэтому выдумали взятку», — высказал свое мнение представитель обвиняемого Георгий Писарев.

Надо заметить, что уголовное дело в отношении Александра Мордовца ГВСУ СКР возбудило в сентябре 2017 года, но эпизод со взяткой появился в нем лишь в мае 2018 года, после чего бывший замдиректора «Спецстроя» и оказался в СИЗО. Причем, обвинительная позиция по даче взятки, на взгляд обоих юристов — и Писарева, и Афанасьева — выстроена крайне слабо.

«На чем обычно строятся обвинения по даче взятке? Взятку один человек дает, другой — берет, и кто-то из этих людей должен дать показания. Если оба отрицают, то проводится „оперативный эксперимент“ с „мечеными“ деньгами. Все это фиксируется на фото и видео, аудиозаписью. Но здесь вообще ничего этого нет! И денег тоже нет. Ни Щуров, ни Мордовец не признают выдвинутое обвинение», — отметили защитники.

По их словам, все обвинение основывается на показаниях всего двух человек — водителя Щурова Александра Козия и шофера Мордовца Кирилла Даргана. Их показания суд заслушал 19 и 18 февраля 2020 года соответственно. При этом, ключевыми являются именно показания Козия. Он заявил, что по поручению своего начальника Щурова передавал деньги водителю Мордовца и при этом знал, что это взятка. Правда, по словам адвокатов, ответить на вопрос, почему он считает, что передавал именно взятку, Козий в суде не смог.

Юристы также отметили, что показания Александр Козий зачитывал по бумажке, которую он якобы собственноручно составлял и записывал туда даты передачи денег. Именно это и помогло вскрыть противоречия в позиции шофера, поскольку его показания опровергаются объективными фактами, утверждает адвокат Борис Афанасьев.

«Например, Козий на суде утверждал, что 29 сентября 2014 года он отвез 5 млн рублей жене Щурова Светлане. При этом, Щурова в этот момент отдыхала за границей,  она подтвердила это на суде документально, предъявив загранпаспорт. И таких противоречий масса. Возникает вопрос — если ты читал с листочка, как ты мог перепутать даты?» — недоумевает юрист.

Афанасьев в суде предложил изъять эти записи, чтобы провести произвести техническую экспертизу и установить, когда они были составлены, но Козий отказался. Также водитель отказался от исследования на полиграфе. По мнению адвоката, всё это может свидетельствовать о том, что листок с показаниями для Козия составили следователи, тем более, что шофер сам заявлял о давлении силовиков.

«В суде были оглашены материалы оперативно-розыскной деятельности — это разговор Козия с одним из его знакомых, который „писали“ силовики. Александр Козий жаловался, что его „вызывают и напрягают“, а также, что его вынудили подписать показания под угрозой помещения в следственный изолятор», — отметил Борис Афанасьев.

Из протокола расшифровки аудиозаписи:
«… у меня был выбор или в СИЗО ехать, садиться за соучастие или же подписывать бумажку…в том, что я передавал деньги… участвовал в этой… взятке или не взятке, как её…», — говорит Козий.

По мнению защитников Мордовца, следователи ГВСУ СКР, которое возглавляет Александр Сорочкин, искусственно создали показания о взятке, без которых уголовное дело бы развалилось.

Навстречу звездам

Адвокаты также высказали мнение о том, что данное дело носит заказной характер и инициировано ради новых звезд на погонах.

«У меня нет конкретных сведений о том, кто за этим стоит, но я точно знаю, что предварительное следствие, которое вело ГВСУ, „натянуто“. В частности, при допросах свидетелей, при проведении очных ставок свидетелям ставились наводящие вопросы, содержащие нужные следствию ответы. Поэтому сейчас на суде наблюдаются постоянные нестыковки — свидетели приходят и начинают вспоминать, как было на самом деле, а в протоколе следователя написано другое», — заявил адвокат Писарев.

Защитники рассказали, что следственную группу по делу Мордовца возглавлял старший следователь ГВСУ Денис Козловцев. Юристы думают, что при его участии была подготовлена провокация в адрес их подзащитного с подкидыванием в СИЗО мобильного телефона. Он был обнаружен у Мордовца 24 мая 2018 года — в день, когда обвиняемого доставили из ИВС в СИЗО-1.

«В изоляторе временного содержания вещи Мордовца осматривались, а в СИЗО его доставляли под конвоем. В таких условиях возможность пронести запрещенные предметы исключена. Примечательно, что сам телефон изъят не был, хотя в нем могла храниться полезная для следствия информация. Все потому, что телефон был нужен лишь для отрицательной характеристики, которая позволила продлить содержание под стражей», — считает Георгий Писарев.

pasmi.ru