Любые попытки игнорировать угрозу не уменьшают, а лишь повышают риски

Угроза военной операции действительно одна из тех,  которую необходимо учитывать при воплощении или выработке подходов Украины к позиции относительно Крыма.


Если изложить возможный сценарий максимально лаконично, то скорее всего, это начнется с передислокации российской военной группировки к границам Крыма — под предлогом учений или любым другим. Но концентрация вблизи границ войск, причем наступательного характера, автоматически требует от другой стороны, то есть Украины, ради укрепления своей обороны идти на подобные меры тоже. В какой-то момент вооруженные силы сторон достигают критической массы, и обе стороны — особенно в ситуации, когда нет прямого диалога и доверия — готовы будут реагировать. Затем создается провокация.

Нужна стратегия, необходимо рассматривать другие варианты

Так в свое время было, когда гитлеровская Германия нападала на Польшу, или из более свежих случаев — на войне в Южной Осетии. Словом, таких случаев история знает много. Таким образом другая сторона или провоцирует к тому, чтобы нанести удар первой, или же просто наносит удар по своим войскам: устраивается какой-то показательный теракт — Россия имеет в этом огромный опыт и на территории Крыма. А дальше объявляется или без объявления происходит наступление, в нашем случае — на глубину, позволяющую открыть шлюзы для подачи воды. Все это будет подано с соответствующим информационным сопровождением, что Россия, мол, на самом деле была вынуждена реагировать, потому что Украина осуществила провокацию. То есть открытие шлюзов не обязательно будет отмечаться мотивом.

Отсюда главный вывод — любые попытки игнорировать или не замечать эту угрозу не уменьшают, а лишь повышают риски. Конечно, Украина принимает меры по укреплению обороны на крымском направлении, и довольно успешно происходят определенные меры на международном уровне. Был издан, например, ряд международных документов, посвященных милитаризации Крыма и соответствующим угрозам. Но беда в том, что все это не имеет практически никакого влияния на российскую политику.

Если обобщить, то сейчас в Украине бытуют два взгляда. Один и никакого водоснабжения в Крым до деоккупации полуострова. И второй — попытки зондирования, «а может давайте Крым обменяем на прекращение огня на Донбассе», а «может давайте на Крыме заработаем и начнем продавать воду». То есть существуют две полярные позиции — категорический отказ и попытки каким-то образом «не мытьём, так катаньем», все же открыть эту воду. Я бы не хотел анализировать второе — об этом уже много сказано, и это совершенно недопустимый подход. И поддерживая позицию относительно категорического запрета на возобновление поставок воды в Крым до деоккупации, я бы заодно все же предлагал рассмотреть, хотя бы попытаться сформировать какие-то непубличные, но альтернативные подходы к тому, как минимизировать риски, или, возможно, ускорить этот момент деоккупации Крыма.

НВ